Моя  медицина

 

Корр.: У каждого доктора своя дорога в медицину. Кто-то стал врачом, продолжая династию, кто-то в детстве обожал лечить зверушек, кто-то пришел в медицину после собственных травм или каких-то заболеваний.  А почему вы выбрали для себя эту сферу?

А.Н.: Мои родители, папа – шофёр, мам – швея,  были далеки от медицины, поэтому о медицинской династии говорить не приходится. Зверушек любил, были собаки,  но не лечил. Лягушек в детстве не расчленял.

Подробнее

Вверх

Моя  медицина

 

Корр.: У каждого доктора своя дорога в медицину. Кто-то стал врачом, продолжая династию, кто-то в детстве обожал лечить зверушек, кто-то пришел в медицину после собственных травм или каких-то заболеваний.  А почему вы выбрали для себя эту сферу?

А.Н.: Мои родители, папа – шофёр, мам – швея,  были далеки от медицины, поэтому о медицинской династии говорить не приходится. Зверушек любил, были собаки,  но не лечил. Лягушек в детстве не расчленял. Травмы тоже были, но это меня не сподвигло  пойти в медицину. Я попал туда абсолютно случайно, по  настоянию соседки по дому, маминой подруги, которая  работала медицинской сестрой. Огромное ей спасибо! Помню, мы с другом, после школьных выпускных экзаменов утром отнесли документы в профессионально техническое училище № 11на специальность «электрик». Соседка, а она работала медицинской сестрой, увидев меня позже, поинтересовалась, куда я надумал поступать. Услышав ответ, категорично сказала: «Немедленно забери документы и поступай в медицинское училище! Ты должен стать врачом». Не знаю почему, но я послушал её. За такую проницательность огромное ей спасибо. Отнёс документы в Волжское медицинское училище и поступил на фельдшерское отделение. Во время учебы, по совету всё той же соседки, подрабатывал санитаром в психоневрологическом диспансере. Ночами работал, а утром шел на учебу.

 

 

готовлюсь к занятиям у ущилище на дежурстве

Работа в психоневрологической больнице, моя первая ступень в медицине, вспоминается и сейчас. Здесь было всё очень серьёзно: это и техника безопасности, и отношение к пациентам. Здесь я впервые увидел целебную силу медицины, то есть разницу между тем, в каком состоянии пациенты поступали и в каком выписывались. При поступлении пациенты мало напоминали человека. Это были и  бредовые состояния, и депрессии, и многое другое. Но с каждым днем лечения в этих людях всё больше проявлялся разум: в разговорах, в поступках, во всем облике.  При выписке это был уже другой человек, именно человек разумный. С теплотой вспоминаю главного врача  Фролова Александра  Ивановича, который своим примером, вдумчивым, спокойным отношением, добротой показал, каким должен быть врач. Он был очень похож на героя актёра Андрея Мягкова - доктора Женю Лукашина из фильма «Ирония судьбы, или с легким паром».  Александра  Ивановича медицинский персонал и пациенты любили и уважали. Много было напряжённых ситуаций с больными. Я участвовал в опасных  мероприятиях. Вместе с сотрудниками милиции госпитализировал пациентов в тяжёлом бредовом состоянии, сопровождал их в областную больницу. Проводил санитарную обработку, проще сказать, мыл пациентов, которые были по уши в своих, извините, экскрементах. Научился фиксировать пациентов. Особенно интересно было наблюдать фиксированного за одну руку пациента в алкогольном бреду, который  даже не понимал, ЧТО его держит, и пытался другой свободной рукой «перепилить» веревку на фиксированной руке.  

Медицина начала  мне нравится уже в училище, особенно такие предметы как анатомия, латынь. Старался учиться на отлично, думал сразу после училища поступить в медицинский институт. Но в то время была установка, что мужчин в училище готовили к армии  и, естественно, никто не спрашивал, какие у тебя оценки. Хоть «шесть» с плюсом! Но в армию пойдешь служить!

Навыки,  полученные в училище, в армии очень пригодились, особенно в нештатных ситуациях: при посадке самолёта и во время тренировочных прыжков парашютистов. Помню, как один парашютист приземлился на «дубовом», запасном парашюте - основной не раскрылся. Шоковое состояние,  весь бледный, перелом ноги и руки…Мы оказали первую медицинскую помощь и отправили в госпиталь. В общем, парню повезло.

В армии мне хорошо в голову вбили понятия: «так точно» и «пошёл», то есть пререкаться с начальством не нужно.

После службы я пробовал поступить в медицинский институт. Пришёл в гражданском костюме на экзамен по физике, преподаватель-мужчина меня спрашивает, почему я не в армейской форме сдаю экзамен. В то время это было большим плюсом. Я сказал, что попробую без привилегий.  Он хотел было поставить «удовлетворительно», но был вынужден поставить «два», потому что мой ответ услышала находившаяся рядом женщина-преподаватель, которая настояла на двойке, прокомментировав: «Нечего ему делать в институте». А пришел бы я в армейской форме, поставили бы «три». Кстати, позже, уже на подготовительных курсах, та преподаватель передо мной извинилась.

Но в тот момент делать было нечего,  и я устроился работать массажистом. Уже через пару месяцев понял, что нужны знания и поступил на подготовительное отделение Волгоградского медицинского института. Его руководитель Владимир Петрович Малышкин (светлая ему память!) уже тогда разглядел во мне зачатки руководителя, сказав как-то, что я буду или главврачом, или руководителем в медицинских организационных структурах. На подготовке очень запомнилась атмосфера отеческой заботы о нас со стороны педагогов, дружба среди абитуриентов. Мы до сих пор встречаемся и поддерживаем теплые отношения. На 25-летие подготовки приглашали всех преподавателей, вручали подарки - от чистого сердца. С того времени и до сих пор мы дружим, теперь уже семьями, с моими однокурсниками Артуром  Меликяном и Теймуразом Бурчуладзе.

По результатам окончания подготовительного отделения я был зачислен на лечебный факультет. Было это в 1985 году. Учёба в институте давалась мне не очень тяжело. Я сразу стал учиться на «отлично». На занятиях по анатомии я знал материал уже наперёд, поэтому если преподавателю  нужно было отлучиться, он мне давал задание, чтобы я объяснял студентам новую тему. Огромное спасибо братьям-преподавателям, профессорам Александру Ивановичу и Сергею  Ивановичу Краюшкиным, Виктору Борисовичу Мандрикову и многим другим. Сессии я сдавал успешно и за отличную учёбу был награждён стипендией им. В.И.Ленина (была такая!).

 

стипендия им. В.И.Ленина

Вспоминаю несколько случаев из институтской учёбы. Например, как я сдавал экзамены. По патологической анатомии была очень строгая преподаватель - зав. кафедрой Октябрина Васильевна Сгибнева. Никто не хотел к ней попасть сдавать экзамен. И вот она вызывает меня к себе, я отвечаю на все вопросы билета, но она начинает спрашивать по всему учебнику. Я отвечал на все вопросы правильно и после такого допроса с пристрастием получил «пятёрку», а преподаватель пообещала доложить в деканат, что мой ответ был одним из лучших на курсе. Но при этом объяснила, почему вызвала к себе: «Вы когда  готовились к ответу, постоянно что-то искали в карманах. Я подумала, что у вас шпаргалки, потому и спрашивала по всему учебнику». Шпаргалки я не искал, все было намного проще: летняя сессия, жарко, а у меня два носовых платка, которые я и доставал,  то из одного кармана, то из другого.  

Другой профессор, светила хирургии, принимая у меня экзамен, всё никак не мог поверить, что у меня есть жена, маленький ребенок, армия за плечами и при этом в зачётке одни «пятерки». Сильно его это удивило! По билету ответил на все вопросы, но он поставил условие, что если я скажу, что знаю хирургию, поставит «4». А мне-то нужна была «5»! И я ответил, что хирургию не знаю (армия пригодилась – «так точно» и «пошёл»). Для получения практических навыков после 4-го курса стал подрабатывать медбратом в неврологическом отделении  в волжской больнице им. Фишера.   Институт окончил с отличием в 1991 году. Интернатуру по неврологии проходил в Волжском, в той же больнице, по окончании которой, в 1992 году, была присвоена специальность – невролог.

Корр.: Александр Николаевич, сегодня Вы - президент Академии вертебрологии «Радость движения», врач высшей категории, автор многих научных статей, патентов, сертификатов зарубежных стран и самое главное - автор четырёх открытий-изобретений, которые являются уникальными в своей области. Объясните, пожалуйста, на каком этапе Вы приняли решение пойти своим, отличным от иных, путем?

А.Н.: Когда я работал массажистом, первые навыки мне дал Константин Георгиевич Потапушкин. Спасибо ему. Хотя я работал всего два месяца, но уже тогда обратил внимание на то, что человеку можно помогать руками, без назначения лекарств. Для меня важны действия, я должен своими руками «видеть» результат. Свою роль в плане изучения и познания человеческих способностей и возможности лечения руками сыграло занятия карате в медучилище, изучение цигун, шиацу. Я даже добивался таких состояний духа, расслабленности, что при некоторых тренировках моя кисть проходила сквозь стеклянную бутылку, то есть спокойно разбивала её. Кстати, как мне пояснил один мой пациент-спецназовец, сделать это очень не просто.  И сейчас в своей работе, при применении определённых техник работы с мышечно-связочным аппаратом, я использую счёт на китайском языке (ить, ни, сан, си, го, року, сить, хать, ку, цзю), который благотворно действует на пациентов.

Я овладел акупунктурой (иглоукалыванием). После 3-го курса института прошёл государственную учёбу на базе Волгоградского врачебно-физкультурного диспансера. Получив специальность массажиста, после занятий в институте стал заниматься частной практикой.

Посещение курсов массажа также было сопряжено с определенными трудностями - тогда студентам медицинских институтов это не разрешалось. Мотивировка была довольно глупая (даже для того времени): врач не должен заниматься массажем. Я думал: разве врач всего лишь «передатчик лекарств от фармакологической компании пациенту»?

Чтобы успешно пройти курс обучения, мне пришлось схитрить и сказать, что нахожусь в академическом отпуске и в институте не учусь. Помню, на экзамене преподаватель допрашивала, а не Вы ли, молодой человек, учитесь в институте?  Изображая на лице «как Вы могли подумать,  обо мне такое!» и  понимая возможные последствия, отвечаю: «конечно же, нет». Цирк, смех,  да и только!

 Неудовлетворённость результатами лечения, желание расширить знания привели к тому, что я начал углубленно заниматься неврологией и психиатрией. Я был председателем научного студенческого кружка по психиатрии (руководитель Романенко А.А.) и неврологии (Куршев В.А). За актуальный научный доклад на тему «Патология мышления» по автору Блюма Вульфовна Зейгарник был награждён дипломом. 

 

диплом за доклад

На научных занятиях по неврологии я всегда спрашивал профессора о новых методах лечения боли в спине и сустава, грыж диска , мигрени  и т.д., ведь тогда уже в нашей стране стали развиваться  иглоукалывание, мануальная терапия, гирудотерапия, многие другие направления. Преподаватель отвечал примерно так: «По принципу «боль - болезнь» нужно найти лекарство (дали одно, не помогло, даём другое), убрать боль и болезнь сама уйдёт». Такие принципы лечения  противоречили моей практике. Делая массаж, я видел, что  результат намного лучше, чем после применения лекарств. Нередки случаи полного выздоровления без препаратов.

К концу института, после долгих размышлений о выборе между психиатрией и неврологией, определил сферу своей врачебной деятельности –  опорно-двигательная система - лечения позвоночника и суставов.   Я начал активно искать учебные заведения, где можно продолжить обучение по данному направлению. Читая «Медицинскую газету»,  нашел платную специализацию по мануальной терапии в Киеве, которая, по срокам обучения совпадала с циклом в институте по одному из предметов (который был некстати). Мне как-то нужно было решить этот вопрос.    Я подошёл к преподавателю, объяснил ему о своём желании заниматься проблемами позвоночника и суставов. Спасибо, он понял, что его предмет мне не нужен и отпустил меня на специализацию. Хочу сказать спасибо и своей жене Ирине, которая с пониманием отнеслась к такой дальней  специализации. Это был и финансовый вопрос, а средств потребовалось немало, ну и семейный.

Хочется отметить, что в это время довлела догма народного целителя из города Кобыляк, Николая Касьяна - позиция вправлений, вставления дисков, скручиваний, то есть грубого воздействия на позвоночник, которая в дальнейшем полностью, по моему мнению, себя дискредитировала. После применения этих методов на практике я быстро убедился, что положительных результатов они не приносят, и тут же прекратил их использовать.  Так что обучение в Киеве прошло зря и не зря:  я понял, чего не нужно делать.  Кстати,  теория до сих пор живет в народе и, конечно, поддерживается разными «народными умельцами». На мой взгляд, это полное шарлатанство. Я постоянно слышу на консультации: «Доктор, вправьте мне грыжу!» На что я всегда отвечаю: «Вправляют быкам хвосты» (Не знаю, правда, как).

У меня было много пациентов после таких горе - лекарей.  Иногда пациент со мной спорит. Недавно был у меня на приеме такой.

- Как же так доктор,  я,  сколько ходил на приём «костоправу», мне всегда вправят и я побежал…

- А что ж ты теперь весь перекошенный к нам обратился?

– Ну, в этот раз не помогло, теперь к доктору - нужно лечиться.

Сразу после окончания института (даже не присутствовал на вечере выпускников, немного было обидно, но дело важней) я поехал в Москву и прошёл платное обучение акупунктуре и психотерапии. Огромное спасибо китайским специалистам Хэйлунцзянского медицинского университета, а по психотерапии - профессору Давиду Александровичу Каменецкому. Китайцы дали очень глубокие знания, показав, что пациента лечить нужно в комплексе: низ - верх, право – лево (эти принципы  лежат в основе и моей методики), ещё раз подтвердив, что выздоровление возможно без лекарств. Давид Александрович так просто объяснил принципы  гипно -  и психотерапии, что я до сих пор использую их в работе.

То есть, лечение начинаем со здоровой стороны, чего не делают  мануальные терапевты, остеопаты. Ещё одно кардинальное различие – они начинают воздействие на позвоночник, мы же приступаем с воздействия сначала на конечности, а затем переходим на позвоночник. Воздействуя на кинематические цепи позвоночник – конечности по следующей схеме: низ- пояснично-крестцовый отдел- таз -нижние конечности и верх -шейно-грудной отдел -плечевой пояс -верхние конечности у одного пациента, но на разных процедурах, что способствует быстрейшему выздоровлению и долгой ремиссии. Применение различных техник психотерапии способствует лучшему взаимопониманию с пациентом, настрою на выздоровление, выполнению домашнего задания, в виде гимнастических упражнений.

Корр.: То есть после института Вы уже владели четырьмя специальностями: массажист, мануальный терапевт, иглотерапевт, психотерапевт, имели опыт работы с пациентами. Руководство больницы, наверное, очень обрадовалось уже готовому специалисту?

А.Н.: Да, когда я пришел в интернатуру, у меня уже были четыре специальности. Я предложил своему руководителю интернатуры зав. неврологией Владимиру Петровичу Васильеву открыть на базе отделения специализированные койки для лечения больных с болями в спине. Он меня поддержал, но руководство больницы восприняло это всё в штыки, обвинив  меня во всевозможных грехах. Поэтому после интернатуры я с легкой совестью уволился. Я помню, как ныне покойный Самуил Захарович Фишер  кричал на меня, а его колпак, который был больше него самого, трясся с ним в такт: «Что Вы себе позволяете, молокосос?! Только из института, а уже  пытается придумать что-то своё».  И я понял, что с государственной медициной мне не по пути.

После этого я начал заниматься лечением спины и суставов на хозрасчётной основе в волжском врачебно-физкультурном диспансере, который возглавлял тогда Е.П.Степанов. Огромное ему спасибо за все годы сотрудничества! Я пробовал различные сочетания: иглоукалывание – массаж, баночный массаж, мануальная терапия, криотерапия, тепловые процедуры. Результаты иногда были ошеломляющие. Допустим, одномоментно, за секунды, я устранил боль в голове, над глазницей, которая беспокоила пациентку около года. Таким же образом  вылечил боль в области груди - мечевидного отростка у другой.   Перед этим пациентка лечила долго гастрит, но ни диеты, ни лекарства ей не помогали. Одного пациента принесли на руках, сильнейшая была боль в спине, после сорока минут лечения он уже пошёл своими ногами. Применял иглы и от  алкоголя, курения. Помню пожилую пациентку из Одессы, которая  спокойно бросила курить после 40-летнего стажа. Пациент,  страдающий алкоголизмом после того, как бросил пить, открыл свою шиномонтажную мастерскую, где я всегда был почётным клиентом - обслуживали бесплатно. Обучившись в Москве и приобретя аппарат КВЧ, вместе с иглоукалыванием лечил детские диатезы - результаты были очень хорошие. Применяя психотерапию, гипнотерапию, лечил неврозы разного характера, заикания и т.д. Но также были и неудачи. Поэтому всегда искал причины и побед, и неудач. Я засыпал лет 20 с медицинскими книжками, они стопкой лежали на моей прикроватной тумбочке. Слава богу, сейчас этого уже нет: начал писать свои.  

В 1996 году на базе диспансера вместе с медицинским училищем № 2 г. Волгограда открыл официальные курсы массажа. Курсы длились почти год.  Старался давать массажистам знаний намного больше, чем предусматривала программа, и ребята оставались довольны обучением.

Естественно, в процессе работы у меня возникала масса вопросов.  Для выяснения непонятных мне ситуаций   постоянно повышал свою квалификацию на различных семинарах, но как только приступал к практике, понимал, что опять не на все вопросы получил  ответы. Спорил со своими коллегами врачами-нейрохирургами: Г.Н.Козловым, Д.М.Алексеевым, И.В.Журбенко по поводу пациентов. Я не мог понять, почему врачи-неврологи ставят всем подряд диагнозы «корешковый синдром» и «грыжа диска», ведь при обследовании я этого не находил. Почему при лечении спины и суставов применяется ухудшающее состояние тепло. Почему после  такого «лечения» выдают заключение, что лечение не эффективно и показана операция по удалению грыжи диска.  Посещал  несколько раз  курсы усовершенствования в московском Центре мануальной терапии Министерства здравоохранения России, у профессора  А.Б. Ситель.

В дальнейшем он поддержал открытие на базе клиники регионального отделения Лиги профессиональных мануальных терапевтов России. Участвовал в международных семинарах, конференциях по мануальной терапии, но ответов на многие вопросы так и не находил.

Но первый результат «волшебной точки» я увидел в 2001 году, когда в третий раз побывал на курсах у профессора  Ю.И. Заики, открывшего мне многие секреты.   

Я пришёл по заданию профессора обследовать пациента, мучившегося  радикулитом  больше трёх месяцев, и которому собирались делать операцию по поводу грыжи диска.  При обследовании я нажал определённым образом на одну точку и ушёл, ничего не подозревая о результате. Утром я подхожу к пациенту, ко мне направляется его жена и начинает благодарить: «Доктор, вы волшебник! После вас муж спокойно заснул и спал 10 часов без боли. Он самостоятельно  встал и прошёл несколько шагов, не чувствуя боли».  Это для меня было – «Эврика!». Именно тогда картина более-менее стала ясной. После этого я принял решение создать свою клинику. Первая была открыта в 2002 году в горде Волжском по адресу: пр. Ленина, 97, а через 5 лет и в Волгограде по адресу: ул. Пархоменко, 5.

По приглашению проводил выездные циклы лечения в ОАЭ (г. Дубай), Чеченская республика (Центарой), планируется выезд в США (г.Хьюстон).

 Концепция медицины сводилась к тому, что виновником этих болей является ущемление нервов и появлению болей. Но почему-то объяснение таких,  якобы заболевания как остеохондроз, грыжа диска, радикулит, межрёберные невралгии, мигрень, были совершенно различными. Также очень много возникало различных нестыковок  при таких  диагнозах, как грыжа диска. Например, при МРТ исследовании у пациента установлено, что грыжа диска компримирует правый корешок нерва, а на самом деле боль беспокоит пациента в левой половине тела, к примеру, в левой ноге. Проводилось лечение грыжи диска, но виновником болей в левой ноге являлся туберкулез тазобедренного сустава или коксартроз тазобедренного сустава. Также данная концепция не может объяснить появление болей в молодом возрасте, мотивируя это тем, что якобы развивается юношеский остеохондроз. Но это противоречит самому определению остеохондроза,  так как старение позвоночника после 20-25 лет. Грыжа диска и остеохондроз абсолютно не подходят для  объяснения болей в пожилом возрасте после 70 лет, так как остеохондроза в этом возрасте уже нет, а грыж столько, что какая из них болит не ясно. Необъяснимы причины болей в позвоночнике у двух пациентов с одинаковой клинической картиной, но разными грыжами, то есть у одного пациента может быть, а у другого её нет, и никогда не было. Противоречия и нестыковки и при разных размерах и нескольких грыж: 2 мм, 3 мм и более, 2 или 3 грыжи диска.  Какую нужно удалять? Почему 2мм болит, а 6мм не болит?  Нет абсолютно четкого критерия боли, к примеру, у одного пациента грыжа диска проявляется только болями в пояснице, у другого пациента грыжа диска, точно такого же размера и локализации,  проявляется еще и болями в ноге. Даже оперативное лечение не гарантировало полного выздоровления, по данным самих нейрохирургов боли возвращались в 80% случаев. Также необъяснимо оставалось то, что после удаления первой грыжи диска нужно было удалять вторую,  так как боли опять появлялись через какое-то время, даже если боли в пояснице пропадали, некоторые пациенты отмечали, что боли  оставались в ноге. Все эти, почему и привели меня к собственной научной концепции - тендомиотерапия.

Корр.: Александр Николаевич, не секрет, что рынок услуг в данной сфере очень насыщен разными авторским методиками, устройствами, гимнастиками, медицинским препаратами, операциями и т.д.

Профессор Ю.И.Заика открыл для Вас «волшебную точку». Как Вы открыли свою волшебную «триггерную цепочку»? Как  пришли к своей эксклюзивной методике?

А.Н.: Всё просто – опыт. Да, когда я начал работать в своей клинике по  методике профессора Ю.И.Заики, я всё равно её усовершенствовал и привнес что-то свое. Примерно лет через пять у меня уже полностью сложилась собственная методика. Я думал, что ничего особенного в ней нет, вроде бы все врачи об этом знают. Но после нескольких лет работы и положительного эффекта  у многих пациентов, которые прошли разные методики, в том числе и за рубежом (Израиль, Норвегия, США, Германия и т.д.), я проконсультировался у специалиста по патентному праву, который и вынес свой вердикт:  методику можно и нужно патентовать.

Корр.: Ваша методика отличается ещё и тем, что выполняется руками. Какие нагрузки испытывает врач,  работая по данной методике?

А.Н.: Есть очень хорошее выражение «позвоночник любит руки», и это будет всегда, когда существует человек. Никакие чудо лекарства, аппараты в данной области медицины не заменят грамотные руки врача. Лечение является достаточно физически тяжелым для врача, потому, что врач за 1 процедуру должен пройти от 6 до 10 триггерных точек, производя надавливание на них с силой 2 кг/кв.см. Затем проводится  определенная работа с мускулатурой. Пример: работа с бицепсом ноги требует подъёма конечности, а бывает, что такая весит до 20-30 кг. Поэтому наша работа коренным образом отличается от многих врачебных специальностей именно в плане физической нагрузки. Но есть и положительный момент: доктору не нужно тратить время на собственные занятия спортом, на работе достаточно. Шутка.

Корр.: Каких-то 15 лет и своя методика. Не быстро! Иногда читаешь, что патенты не важны, можно запатентовать и «черта в ступе», то есть всё легко и просто. Хотя, по информации из интернета, на одной из кафедр местного медицинского университета, профилирующейся по вашему направлению, два профессора запатентовали всего лишь один патент. А у Вас их четыре. Также некоторые доктора, комментируя Ваши патенты, дают нелестную оценку, мол, что это всё всем известно. В чём же отличие Вашей методики? 

А.Н.:У меня был пациент, который говорил мудрые слова, и я за ним повторяю: «Первые 15 лет тяжело, а потом легче». А в медицине так: поработаешь лет 10, и тогда выясняется, какой ты есть врач.

Давайте по порядку. По поводу лёгкости всегда отвечаю: попробуйте что-либо запатентовать, тогда узнаете. На первые два патента ушло 4 года. Это очень скрупулёзный процесс. Как передать словами, и главное, описать, чтобы было понятно даже дилетанту, тот процесс, который ты совершаешь ежедневно? И вроде всё тебе понятно, но это оказалось нелёгким делом.  Представьте, что перед вами коробок спичек, и все привыкли, доставая спичку, внутреннюю часть выдвигать, ну допустим, к себе, а вы придумали, что лучше от себя. Вот этот процесс не только нужно описать, но ещё найти отличия и преимущества перед предыдущими методиками.

В 2010-м году я был в ОАЭ (Дубай), и там, по рекомендации одного доктора, лечил пациентов по нашей методике. Руководитель клиники, иорданский доктор, сказал, что впервые сталкивается с такой методикой, и узнавал, как этой методике можно обучиться. Это мнение зарубежного доктора! А в дальнейшем наша методика получила сертификат США и две золотые медали на международных выставках. Это еще раз подтверждает: подобной методике в мире нет. По поводу новизны. Ну, нужно быть полным профаном, чтобы это утверждать - патенты то есть! Вы знаете, я в Москве общался с четырьмя профессорами, и они все в один голос твердили, что вроде всё известно, но почему Вы всё уложили в одну концепцию? Я им отвечал, что могли бы и сами всё разработать. Если это было всем известно, почему не запатентовали? Да, это вроде по отдельности всем известно, но собрать в одно целое никто не думал. Все знают, как готовить борщ, но, чтоб его приготовить вкусней всех, нужно знать, в какой последовательности закладывать продукты, какой готовности и т.д. Самое главное отличие нашей методики - это то, что поражаются мышечные и сухожильные ткани, а не нервные, и уж конечно, никакие грыжи диска не болят и не давят на нервы. Формируются «триггерные цепочки», вот они-то и проявляются у пациентов самыми разными жалобами - от болей до онемения, от нарушения движения до атрофии мышц, от импотенции до инсульта. Только наша методика объединяет все три звена заболевания – диагностику, лечение и профилактику. Хочу сказать по поводу грыж диска - это большая ошибка медицины, профанация, шарлатанство, а если смотреть серьезно, это подержание коррупции в медицине. Каким образом? Каждый доктор,  направивший пациента на МРТ, получает вознаграждение, поэтому - задача не вылечить пациента, а назначить больше дорогостоящего обследования, абсолютно не нужного. Затем нужно оперировать. А для этого следует купить на бюджетные деньги дорогостоящее оборудование, послать на учёбу докторов, желательно за границу. И что в итоге? Режем всех подряд. Деньги же вложены, нужно же показать, что не зря.

Наша методика доказана практикой. Эффект наступает в течение первых процедур, ремиссия достигает нескольких лет. Постоянно встречаю благодарных пациентов, которые обращались  несколько лет назад и которые забыли про свои заболевания.   То есть, метод еще и экономически более выгоден. 

Корр.: Вот теперь все точки расставлены по Вашему пути в медицине: от санитара до руководителя клиники, от  врача до автора собственной запатентованной методики. Это ещё раз говорит о том, что Вы сделали себя сам - без протеже, своими трудом, целеустремлённостью, упорством.