Мои любимые пациенты

Корр. А.Н., за 25 лет работы у Вас сложилась огромная практика пациентов. Сколько прошло примерно пациентов  с болями в спине и суставах (ссылка на сайт видеоотзывы) через Ваши руки?

А.Н. Вы правы, за эти годы у меня сложилась обширная практика - порядка 15 000 пациентов. Это огромный опыт в области лечения спины и суставов. Я уверен, что врач приобретает опыт только тогда, когда у него порядка 20-30 пациентов в день. Вызывает удивление написание кандидатских и докторских диссертаций при наличии одного-двух пациентов в день. Каждый пациент индивидуален, но также и повторяю, в этом и заключается опыт работы.

 

Подробнее

Вверх

Мои любимые пациенты

Корр. А.Н., за 25 лет работы у Вас сложилась огромная практика пациентов. Сколько прошло примерно пациентов  с болями в спине и суставах (ссылка на сайт видеоотзывы) через Ваши руки?

А.Н. Вы правы, за эти годы у меня сложилась обширная практика - порядка 15 000 пациентов. Это огромный опыт в области лечения спины и суставов. Я уверен, что врач приобретает опыт только тогда, когда у него порядка 20-30 пациентов в день. Вызывает удивление написание кандидатских и докторских диссертаций при наличии одного-двух пациентов в день. Каждый пациент индивидуален, но также и повторяю, в этом и заключается опыт работы.

Корр. Почему Вы решили написать о своих пациентах?

А. Н. Когда я слышал от каких-либо артистов, певцов, других публичных персон, как они рассказывают истории о своих зрителях, мне тоже захотелось написать о своих пациентах. Мне хочется, чтобы все увидели, как врач думает над каждым пациентом, переживает за него, чтобы будущие пациенты видели своих возможных прототипов,  и в связи с этим нам легко можно было бы найти взаимопонимание.

Корр. Кстати, почему Вы называете своих посетителей  пациентами, а не больными?

А. Н.  Слово больной  в нашей клинике не совсем уместно, это можно употреблять в других медицинских случаях. Я сам обращаюсь  и требую от своих сотрудников  такого же поведения, обращения к пациентам только по имени отчеству.

Корр. Не секрет, что для достижения успеха в лечении огромную роль играет взаимопонимание между пациентом и врачом. Как Вы находите общий язык с пациентами?

А. Н. Не совсем легко. Объясню почему. В сфере лечения заболеваний позвоночника и суставов наблюдается  много непрофессионализма, а проще сказать, профанации и шарлатанства. Масса непроверенной информации идет через СМИ. Это первое. Второе, нет единой точки зрения на причину и, соответственно, лечение заболеваний спины и суставов. Даже то, что вещают на центральном телевидении в передаче М. о здоровье,  абсолютно не соответствует реальности. Нам показывают, как доктор Щ. крутит голову и шею пациенту якобы для поправки дисков и суставов, но это его точка зрения, и она для других докторов, в частности для меня, не является правильной.  И вот, приходит такой пациент и твердит то, что сказали по ТВ. Мол, у меня грыжа, значит, нужно её вправить. Или смещение позвонков, которые надо вставить назад…. Долго приходится объяснять, а самое главное доказывать своим трудом, своей методикой и соответственно достигнутым результатом, кто прав. Самое интересное, что пациент на обследовании не верит, но уже буквально через несколько процедур, чувствуя эффект, полностью становится на нашу сторону.

Корр. А были какие-нибудь смешные случаи?

 А. Н. Конечно! Можно сказать, даже анекдоты… Очень запомнилась история, случившаяся в 2002г. Пациентка, возрастом около 60-ти  лет, приятная, интеллигентная женщина, преподаватель вуза. Она обратилась с жалобами на боли в области тазобедренных суставов, тупого характера,  а также ограничение движения, особенно при запрокидывании ноги на ногу.

После проведённого лечения наступило значительное улучшение, подвижность в суставах увеличилась, боли прошли. Пациентка приносит презент в виде бутылки коньяка, со словами «доктор спасибо Вам», я отвечаю – «ну пожалуйста, на здоровье». Пациентка продолжает дальше: «Только коньяк не от меня». Я удивлённо: «От кого?» Пациентка отвечает, что от мужа. Видя на моём лице удивление, объясняет: «Что ж не понятного, Я ХОТЬ НОГИ СТАЛА РАЗДВИГАТЬ!».

Другая пациентка, наоборот, почувствовав на себе эффект от нашего лечения, спросила, не мог бы я помочь мужу в интимных вопросах. Обследовав его, убедились, что позвоночник играет в этом случае решающую роль. После лечения мужа уже благодарила нас бывшая пациентка.

Еще одна дама возраста около 70 лет обратилась с жалобами на боль в поясничной области. Я ее осмотрел, и, пытаясь выяснить причину появления болей, уже зная по опыту, я предположил, что была какая-то нагрузка в наклоне, в поворотах и т.д. Спросил её, было ли что-то подобное. Может работа на даче. Она ответила, что нет. После 5- 6 процедуры, когда пациентке уже стало легче, она у меня спрашивает, можно ли ей начать снова крутить «хула-хуп»! Я просто остолбенел: «А зачем Вы крутите «хула-хуп»? Она ответила: «Для талии!». Пришлось ей объяснить, что при таких поворотах травмируются связки позвоночника и тогда появляется боль. Пришла на контроль через месяц, боли не возобновлялись. А для талии правильней укреплять боковые мышцы туловища  безопасными для позвоночника упражнениями, которые я ей показал.

Корр. Пациенту бывает очень трудно объяснить, что и как у него болит. Какие были запоминающиеся жалобы?

А. Н. В 2005 г. в клинику обратился пациент, шофёр 40 лет. Жаловался, что во время частых поездок на дальние расстояния заметил странную закономерность:  появление боли в ноге : если едет на 95-ом бензине, нога не болит, а если на 92-ом, мучают боли в ноге. После обследования выяснилось наличие триггерной цепочки, с наличием триггера в мышце голени. Пациент оказался прав: чем хуже бензин, тем больше нужно давить на педаль газа, а значит, возрастает нагрузка на мышцы голени. После проведённого лечения пациента, стал безболезненно ездить на дальние расстояния и на 92-ом бензине.

Корр. Мы все хотим вылечиться за один раз и навсегда, чтобы потом не болело. Такое возможно?

А.Н. Вы правы. Все хотят за курс лечения вылечиться на всю жизнь. В принципе, это всё так и есть. Но только один маленький нюанс. Нужно делать нашу зарядку-гимнастику.

Был в моей практике такой случай. Пациентка 73-х лет обратилась с жалобами на боли в области лопаток, которые появляются во время домашних дел на кухне. После проведённого лечения состояние улучшилось. На контрольном приёме, через месяц после окончания основного курса, пациентка предъявила жалобы на эти же боли, только меньшей интенсивности. « Доктор, у меня опять заболело,  Когда заболело?- пациентка. - Да месяц всё было хорошо, а вот в прошедшие выходные заболело, не так сильно, как было, но всё равно». Спрашиваю, что делала? Отвечает, что ничего. А во время осмотра, в разговоре узнаю, что к пациентке в выходные приезжала родня, угощала их моя пациентка пельменями собственного приготовления. Я сразу насторожился: «Сколько пельменей?» Пациентка: «Немного, штук 300. Часа два стояла у плиты». Я: «Боль появилась при этой работе?» Пациентка: «Ну, да». Вот так была найдена причина ухудшения самочувствия. Пациентке были даны специальные упражнения на повышение тонуса межлопаточных мышц - боли прошли.

У другой пациентки примерно через сто метров ходьбы появлялась боль в ноге. На вопрос, есть ли эффект от лечения, внятно ответить не могла. Она не понимала, лучше ей стало или нет. При этом, при объективном обследовании перед каждой процедурой болевой регресс отмечался. Где-то на шестую процедуру, в разговоре, между прочим, она рассказала, что в минувшие выходные из-за сломавшегося во время пути автобуса пришлось три остановки идти пешком. Спрашиваю: «А нога-то как?». Отвечает: «А, нога…, да вроде болела... » Человеку понадобилось время,  чтобы признать, что лечение помогает!

Вот тоже запомнился пациент. Обратился с острой болью в пояснице. После обследования я назначил шесть процедур - минимальный курс. Но пациент ответил, что ночью он улетает, и поэтому ему надо вылечиться за одну процедуру!  Я ответил, что за одну процедуру помогу, но вылечу только за полный назначенный курс. Он дал согласие, я провёл процедуру. Потом, чтобы зафиксировать поясницу и не потерять достигнутый результат,  затянул его в простыню и объяснил меры профилактики. В назначенное время пациент не появился. А где-то,  через полгода, я услышал отзывы о себе  от этого пациента через своего постоянного клиента,   который был с ним знаком, что  ничего не умею, за одну процедуру не вылечил. Так что, бывают и  такие случаи «взаимопонимания».

Корр. Когда у человека что-то болит, он слушается врача. Как только становится лучше, все рекомендации забываются. А ведь это может вызвать новое обострение. Были у вас такие непослушные пациенты?

А.Н. Я всегда объясняю пациентам на примерах. Вот, поджелудочная железа. Нагрузил её пациент жареной картошкой, кетчупом, мясом. Что ж она, терпеть будет? Нет, конечно же, будет приступ панкреатита. Вопрос, будет ли пациент соблюдать диету? Ну, в основном будет. А почему со спиной должны быть другие правила?

Пациенту с тупыми болями в пояснице за пять процедур убрали болевой синдром. Следующие пять процедур направлены на укрепление мышечного корсета и улучшение осанки, чтобы правильно распределить нагрузки на позвоночник. После выходных пациент заявляет, что боли возобновились. На вопрос, что делали в воскресенье, отвечает, что косил сено у брата в деревне - нужно было помочь. Пришлось лечение начинать сначала.

Корр. Играет ли роль питание? Какие погрешности в еде могут вызывать обострения?

А.Н. Да, питание играет важную роль. Дело в том, что если болят связки и мышцы, то, чем больше пациент потребляет воды, тем сильнее усиливается отёк.

Пациентка лечила в нашей клинике коленные суставы. Лечение шло хорошо -  она довольна. Попросилась отпустить её на свадьбу к сестре. Приходит на следующую процедуру с жалобами на появившиеся боли меньшего характера, чем были: «Не танцевала, не перегружала суставы, но вот доктор, очень я люблю чеснок. Съела четыре головки, потом выпила, наверное, целое ведро воды». Я объяснил ей, почему случилось небольшое обострение,  и она скорректировала питание. Лечение прошло успешно.

Корр. Бывали ли случаи, когда пациент чему-то учил Вас?

А.Н. Что такое опыт? Это когда лечишь каждый день по 20-30 человек, а на 15-ый год работы уже не ты слушаешь пациента, а наоборот, рассказываешь ему про свои болячки.

Вот и от одной пациентки я узнал, что такое болезнь Мортона.

Когда она у меня спросила, лечите такое? Я честно сказал, нет, потому что по автору я не знал. Попросил прийти завтра. Вообще, в медицине считается шиком называть болезни по автору. Если доктор не знает, это не в его пользу. Нужно тогда честно это признать. Если я в чём-то некомпетентен, я честно говорю, что я профан.

Полез по учебникам, интернету, оказалось, что болезнь Мортона - это тениидоз стопы. Потом мы его у этой пациентки успешно вылечили.

Корр. У Вас есть неудобные пациенты? Те, с кем не комфортно работать?

А.Н. Неудобных пациентов не бывает, на то мы и врачи. Но хочется отметить наших коллег, в качестве наших пациентов. Вот если Вы придёте к стоматологу, Вы сможете во время процедуры с ним говорить? Нет, конечно! У нас по-  другому. Пациент-врач,  во время процедуры, пытается, видимо, из добрых побуждений, помочь советом, а на самом деле, отвлекает от работы, мешает сосредоточиться на лечебном процессе. Ведь во время процедуры мы не должны пропустить ни одну поражённую мышцу, а их может быть и до 10-20. Приходится прерывать пациента и говорить, что мешаете: не работе, а своему лечению. А вопросы иногда задают хуже, чем самые примитивные обыватели: а Вы будете мне вставлять диск, вправлять позвонок? А Вы мне голову не оторвёте? А что, грыжа давит на нерв? Полное медицинское бескультурье. Что тогда требовать можно от обычных людей! 

Вот такой пример. Осматриваю пациентку, определяю диагнозы, в числе которых, и герпес зостер (герпес по ходу нерва). В ответ слышу: «Вы, что? Какой герпес? Я врач-инфекционист с 40-летним стажем! Этого не может быть , Вы ошибаетесь. Пришлось подробно объяснить, а дней через десять коллега со мной полностью согласилась.

 Или вот такая ситуация. Пациент-врач сразу при опросе начинает называть свои диагнозы, показывать все обследования. Вот у меня одно крутое МРТ, вот другое. Мягко поправляю, напоминаю азы врачебного искусства. В первую очередь  жалобы, затем  осмотр,  обследование опорно-двигательной и других, каких нужно  систем, затем  диагноз. Она возмущённо: « У меня самые лучшие снимки, не нужны мне Ваши осмотры-обследования, и так всё понятно». Приходится поправлять и напоминать, что данные МРТ, УЗи, рентген всего лишь описание состояния какой-то системы, а не диагноз. В области лечения спины и суставов МРТ, УЗи, рентген не играют большой роли.

Затем уже после нашего обследования по методу «триггерная цепочка» признала свою неправоту, убедившись, что сделала все эти снимки зря.

Корр. У Вас такие сложные пациенты. Вам нравится Ваша работа?

А.Н. Несмотря ни на что, мне моя работа нравится. Мне нравится некое противостояние. Моя задача - вернуть пациенту движения без боли, радость жизни, а он как бы пока сам не верит в это, и вот с каждой процедурой сначала я один борюсь с болезнью, а затем  на мою сторону переходит  и сам пациент, и мы вдвоём уже быстрей и лучше справляемся  с болячкой.

Мне очень приятно, когда пациенты говорят: « Да,  здесь действительно приобретаешь радость движения - радость жизни!»